азока фото хоббит

2017-10-17 20:30




Приходит араб в московский бар, подходит к бармену и говорит: - Askalyui berkulab ibn khandtyb barskaja Coca-Cola! Бармен удивленно смотрит на араба и спрашивает: - Стаканчик ЧЕГО-ЧЕГО?


Деспотека






Гениальное творенье не появиться с куста, нет сегодня вдохновенья - голова моя пуста; чиркать пошленькие вирши, думаю, не мой удел, да, талантик истощился - наступил его предел! (Маруся)


В шестидесятых годах прошлого столетия ТК Н. С. Хрущев сильно подсократил армию, сделав упор на развитие ракетных видов вооружений. Вскоре, однако, опомнились, и взялись призывать на службу офицерами молодых людей с высшим образованием, и в возрасте примерно 30 лет. Мой отец тоже попав под раздачу, высказался тогда о себе: "Вот проныра! Тридцать лет, а уже лейтенант". У него, как и у многих его друзей, было тогда уже двое малолетних детей, и достаточно успешное продвижение по корпоративной лестнице, которое тоже прерывать ой как не хотелось. И задумали они с другом от этого призыва откосить. У друга дядя оказался генералом, поэтому и пошли они к тому за помощью. Чем же помог им тогда генерал? "Ребятки, - сказал он друзьям, - я вас очень хорошо понимаю, но ничем помочь не могу. Дело это серьезное, идет по всей стране, и загребут вас всех как одного. Единственное, что я могу, это дать вам хороший совет: прежде чем пойдете служить, вам придется проходить несколько комиссий, медицинских и не только. На каждой из них вам будут задавать вопрос, хотите ли вы служить. Так вот: отвечайте, что хотите, и тогда у вас будет шанс по крайней мере попасть в хорошее место." Так и оказалось. Комиссий действительно было несколько, и ни на одной из них не забыли спросить, хотят ли те служить. Как два стойких оловянных солдатика друзья отвечали, что хотят. Их товарищи по-призыву и несчастью думали, что эта парочка сошла с ума: вы чё, у вас же по двое детей; вы же через пару лет станете заместителями директоров и т. д. И сами, конечно же, отстаивали противоположное - куда нам служить; у нас семьи, дети, и прочее. Нужно ли говорить, что мой отец был отправлен на службу в Евпаторию на центр дальней космической связи; что форму он носил только для вида; что оба года проработал по специальности инженером, получая при этом две зарплаты - одну инженера, а другую - офицера; получил грандиозный опыт работы с самыми передовыми на то время технологиями, а вернувшись, стал-таки заместителем директора. Когда же он называл имена тех пунктов, куда отправились отказники, то я их даже и не запомнил.